Смерть и положительные эмоции

Страх смерти – это базовая часть человеческого опыта: мы боимся возможных боли и страданий, и переживаем, что встретим свой конец в одиночестве. Хотя мысли о смерти могу вызывать в человеке тоску и ужас, новое исследование показывает, что эмоциональные переживания умирающих на самом деле куда более положительны, чем мы думаем.

Результаты исследования опубликованы в «Psychological Science», журнале Ассоциации психологических наук.

 

«Когда мы представляем, что будем чувствовать во время умирания, мы думаем, в основном, о печали и ужасе, – говорит психолог Курт Грей из Университета Северной Каролины в Чапел-Хилле. – Но, оказывается, процесс расставания с жизнью гораздо менее печален и страшен и гораздо более позитивен, чем мы думаем».

Исследование, в котором анализировались написанное неизлечимо больными и заключенными-смертниками, доказывает, что мы непропорционально сосредоточены на отрицательных эмоциях, вызванных умиранием, и не принимаем во внимание весь спектр повседневной жизни.

«Люди невероятно адаптивны – как физически, так и эмоционально, – и мы продолжаем жить, как жили, не важно, умираем ли мы в этот момент или нет, – объясняет Грей. – В нашем воображении смерть – это одиночество и бессмысленность, но последние сообщения в блогах неизлечимо больных пациентов и последние слова заключенных-смертников наполнены любовью, социальными связями и смыслом».

Положительные эмоции подобного рода были представлены недавно в колонке Эми Краус Розенталь, известной детской писательницы. Розенталь, которая умерла от рака яичников через 10 дней после публикации ее статьи в «Нью-Йорк Таймс», с глубокой любовью и юмором писала, как она хочет найти кого-то, кто бы вышел замуж за ее мужа после ее смерти.

«Ее статья была невероятно трогательной, невероятно позитивной, наполненной любовью и надеждой, – говорит Грей. – Хотя такая позитивность кажется странной для того, кто одной ногой уже стоит в могиле, наше исследование показывает, что она на самом деле довольно типична».

Грей, его аспирантка Амелия Горансон и их соавторы Райан Риттер, Адам Уэйтс и Майкл Нортон начали думать об эмоциональном переживании смерти, когда познакомились с последними словами заключенных в Техасе. Они очень удивились оптимистичности их тона и задумались, а не могут ли наши чувства по поводу смерти и умирания быть затуманены человеческой склонностью к отрицательному опыту.

В своем первом исследовании Грей и его коллеги проанализировали эмоциональное содержание сообщений в блогах неизлечимо больных, умирающих от рака или бокового амиотрофического склероза. Отбор происходил по следующим критериям: блоги должны были иметь как минимум 10 постов в течение как минимум 3 месяцев и автор блога должен был умереть в то время, когда вел блог. Для сравнения исследователи попросили группу онлайн-участников представить, что им был поставлен диагноз рака в последней стадии, и написать сообщение в блоге, зная, что им осталось жить всего несколько месяцев.

Используя компьютерный алгоритм, исследователи проанализировали настоящие и придуманные сообщения в блогах на предмет слов, описывающих негативные и позитивные эмоции, такие как: «страх», «ужас», «беспокойство», «счастье» и «любовь».

Результаты показали, что сообщения в блогах от настоящих смертельно больных пациентов содержали значительно больше слов с позитивными эмоциями и меньше – с отрицательными эмоциями, чем сообщения, которые были написаны участниками, просто воображающими, что умирают.

Рассмотрев, как изменяются сообщения в блогах умирающих со временем, исследователи также обнаружили, что использование положительных эмоционально окрашенных слов достоверно увеличилось по мере приближения к смерти, в то время как использование негативно эмоционально окрашенных слов не нарастало. Эта тенденция сохранилась даже после того, как Грей и его коллеги приняли во внимание общее количество слов и количество сообщений в блоге, что свидетельствует о том, что увеличение положительно окрашенных слов связано не только с механическим увеличением их количества с течением времени.

Во втором исследовании ученые провели аналогичные изыскания, сравнивая последние слова настоящих заключенных-смертников с поэзией смертников и воображаемыми последними словами другой группы онлайн-участников.

Опять же, они обнаружили, что слова тех, кто на самом деле был близок к смерти, содержали меньше негативных эмоций и были более позитивными в эмоциональном плане, чем слова тех, кто к смерти близок не был.

И неизлечимо больные, и заключенные, которых ждет смертная казнь, видимо, сосредотачиваются на вещах, которые помогают нам найти смысл жизни, включая религию и семью, что предполагает, что подобные вещи способны подавить страх смерти по мере ее приближения.

Грей и его соавторы признают, что полученные ими выводы могут не распространяться на всех умирающих – все еще не ясно, испытывают ли подобные положительные эмоции люди, сталкивающиеся с неопределенностью своего положения, или те, кто умирает от старости.

 

Результаты исследования показывают, что наши предположения по поводу смерти могут не соответствовать реальности, что важно для формирования нашего представления об умирающих.

«В настоящее время медицинская система направлена на то, чтобы избежать смерти,  –  и эта направленность часто определяется взглядами, что смерть – это нечто ужасное и трагическое, – пишут исследователи в своей статье. – Такая направленность понятна, учитывая культурный аспект негативности факта смерти, но наши результаты показывают, что смерть более позитивна, чем люди ожидают: встреча с неумолимым жнецом может быть не такой мрачной, как кажется».



Piluli - Медицина от А до Я.